Васильев Олег

Художник

В поисках гармонии бытия

Путь в искусство личности творчески одарённой бывает разным. Нередко художники находят свои пристрастия в зрелом возрасте, имея за плечами богатый жизненный опыт.

Это в полной мере относится к Олегу Васильеву как живописцу. Геолог по образованию и профессиональным занятиям, он в силу особой своей профессии много путешествовал, хотя определить подобным словом его работу трудно.

Необжитые места, суровая природа Русского Севера, Урала, Сибири при соприкосновении с ними требовали огромной силы воли и отдачи физических сил. В таких условиях необходимо было выполнять свою главную задачу — заниматься геологоразведкой.

Тем не менее, Олег Васильев воспринимал окружающий мир во всём его многообразии и сумел увидеть его красоту и величие, запечатлеть их в памяти, чтобы со временем перенести на холсты.

Более четверти века Олег Евдокимович Васильев успешно работает в пейзаже и натюрморте. В основу большинства его произведений, особенно связанных с пейзажным жанром, лежат впечатления, полученные в предшествующие годы. Систематического художественного образования живописец не получил, но в 1990-е годы он занимался под руководством Раисы Ивановны Лебедевой, народного художника России, профессора живописи Московского художественного института им.

В.И.Сурикова. Наставник Олега, она больше известна как мастер театрально – декорационного искусства, однако, художница успешно работает в станковой живописи, отдавая предпочтение натюрморту и пейзажу.

Уже в этом сказалось влияние Раисы Лебедевой на окончательное формирование творческих интересов Олега Васильева. Однако, воспринимая композиционные приёмы художницы, её понимание формы, перспективы, Олег Васильев иначе решает цветовые задачи. Он уделяет большое внимание тонкой колористической разработке своих произведений, используя близкие цветовые сочетания, тонко разрабатывая их в нюансах.

Излюбленные мотивы художника – сибирские и уральские деревушки, горные массивы, разливы рек… Он всякий раз стремится найти новый композиционный подход в их изображении. Порой живописец обращается к панорамному пейзажу с высокой точкой зрения, когда перед взглядами зрителя разворачивается широкая картина плавно уходящих вдаль просторов или водных гладей («Просторы», «Вятские дали», «Деревня Рождественское», «Дождливый день»).

Однако чаще Олег Васильев разрабатывает камерный пейзаж, который строит, используя два – три плана. Обычно первый занимает берег речки или низкий кустарник, пробивающийся в плотном травянистом покрове. На втором – несколько аккуратных деревенских домов, нередко выкрашенных в разные цвета.

Между ними лишь угадывается петляющая улочка, уводящая взгляд вдаль к плотным лесным зарослям, высоким горным отрогам или туманной бесконечности низкого небосклона («Умиротворение», «Уржумские просторы», «Тревожный вечер», «Сердитый Байкал»). Реже художник ограничивает зрительский взгляд вторым планом («Полдень», «Музей Васнецовых в Рябово», Прибайкалье»).

Живописец не «подводит» изображаемый природный мотив под какую – либо схему. Он следует живому впечатлению, изучает натуру, что и даёт возможность создать убедительный художественный образ.

Объединяющим началом пейзажей художника следует считать не только сам по себе предмет изображения, но и их цветовое решение. Скорее всего, природа Севера, Сибири, Урала диктовала ему некоторую сдержанность живописной палитры. Олег Васильев чаще всего пишет пейзажи, изображающие пасмурный день или сумерки («Пасмурный день», «Пасмурный день в Саянах», «После дождя»), умеет передать таинственное очарование ночи («Зимняя ночь в деревне»), успешно разрабатывает зимние мотивы. Глядя на ряд его работ, убеждаешься в том, что художник постиг многие секреты живописного мастерства при изображении зимнего пейзажа.

В одних работах белоснежная чистота только что выпавшего снега придаёт деревенской околице праздничность и заставляет ярче звучать другие краски пейзажа («Морозный день», «Первый снег»). Но, снег может быть и талым с сероватыми краями, предвещающими скорую весну («Весна»).

Олег Васильев тонко чувствует красоту и богатство тёплых красноватых, охристых, коричневых, тускло – зелёных красок, объединяет излюбленный живописный аккорд гаммой серебристых тонов.

Его пейзажи лиричны по звучанию, хотя в них нередко слышатся минорные нотки тихой грусти, а порой и одиночества.

Такое чувствование природы невольно заставляет вспомнить пейзажи мастеров «Союза русских художников», чьи работы нередко навевали ностальгическое настроение.

Пейзаж и натюрморт одинаково увлекают художника. Но, очевидно, что природу он ощущает сложнее и разнообразнее.

К натюрморту как к самостоятельной теме живописи, Олег Васильев подошёл не сразу. Более ранние его композиции несложны по выбору мотива и построению («Одуванчики», «Васильки», «Рябина», «Натюрморт с хлебом»). Думается, что на первых порах он и сам понимал, что отдельно написанные предметы, порой, даже составленные в группу, ещё не являются натюрмортом в полном смысле. Обращаясь к предметному миру позднее, и используя самые разные реалии текущей жизни (а он охотно пишет цветы, фрукты, деревенскую утварь и изящную стеклянную и фарфоровую посуду), художник уяснил, что изображение мира вещей – одно из высших проявлений предметной живописи («Натюрморт со скрипкой», «Натюрморт с книгой», «Натюрморт с кофеваркой», «Натюрморт с гранатами» ).

Композиционно его работы восходят к классическому постановочному натюрморту. Часто он прибегает к выверенно ясной композиции, помещая букет или её основной предмет в центре холста. Но, несмотря на постановочность, в процессе творческого освоения, в натюрмортах, составленных из разных по форме, фактуре предметов, их бытовому предназначению, очевиден его интерес к ним, как к важной части окружающего мира.

Справедливо считается, что натюрморт является своеобразной лабораторией для профессиональных поисков и совершенствования живописного мастерства. И это в полной мере относится к работам Олега Васильева.

Как творческая личность, он следует традициям московской школы живописи. В известной степени это прослеживается в натюрмортах. В них есть умиротворённость, гармония, внутренняя согласованность изображенных предметов. Но это – не тот широкий, всеохватный мир, ассоциирующийся с мирозданием, а малый, будничный, но, — близкий и способный многое сказать о человеке.

В натюрмортах Олега Васильева нет множественности смыслов, в них он не ставит задачи философские, как это бывало, например, в классических произведениях голландских мастеров прошлого. Но, в них есть то ощущение красоты, которое позволяет понять мир художника.

Он сам составляет композиции, при этом он не смешивает жанры, включая элементы интерьера, пейзажа, тем самым, расширяя границы возможностей натюрморта, что свойственно работам его наставницы Раисы Лебедевой или мастеров «Союза русских художников».

Всё внимание он концентрирует на предметном мире. Его фоны редко воспринимаются как некая среда («Натюрморт с самоваром и цветами»). Это скорее, – живописная «поддержка» основной цветовой гаммы произведения, лишённая изобразительного мотива.

И вновь для художника важнейшей становится задача колористического решения. Он использует, как и в пейзаже сближенные, по большей части, тёплые краски, создавая свой мир художника.

Олег Васильев обладает индивидуальностью видения, собственной манерой, узнаваемой и находящей отклик в чувствах зрителей.

Ю.В.МУДРОВ, искусствовед, член Комиссии по искусствоведению и художественной критике Союза художников России, член Президиума Правления и председатель Секции искусствоведения и критики Санкт-Петербургского Союза художников, член Международного Совета музеев (ICOM UNESCO) и др.

    Latest Blog Post

    v-poiskah-garmonii-bytiya
    Путь в искусство личности творчески...
    r-lebedeva
    Олег долго шел к исполнению своей...

    category

  • Отзывы